Брутализм Югославии… Оригинальность данного направления является причиной, почему архитектура Восточной Европы снова в моде.

В последние годы вырос интерес к бетонным, массивным, голым постройкам. Снова популярен социалистический модернизм. Здания, принадлежащие этому направлению, вдохновляют художников и трансформируются в фотографию, фильм, дизайн, живопись… Внимание приковывают монументы, воздвигнутые в знак памяти о погибших, боровшихся против фашизма во время Второй мировой войны. Построенные между шестидесятыми и восьмидесятыми годами прошлого века, они находятся в местах, где проходили важные бои или располагались концентрационные лагеря. Их проектировали великие имена, среди которых скульпторы Душан Джамонья (Dušan Džamonja), Войин Бакич (Vojin Bakić), Миодраг Живкович (Miodrag Živković), архитекторы Богдан Богданович (Bogdan Bogdanović) и Градимир Медакович (Gradimir Medaković).

Ранее они были популярны среди местных жителей — в среднем их посещало около миллиона югославов в год в рамках патриотического образования. И этим идеология, которую представляли эти работы, как и их глубокий символизм, влияли на развитие и самоуверенность одного общества.

Вкладывали во всё, что могло быть доказательством мощи, силы, размера и независимости одной страны. Остатки этих монументов, словно камни, разбросаны по странам бывшей Югославии.

Бельгийский фотограф Ян Кемпенаэрс (Jan Kempenaers) за 4 года собрал недостающие части этой головоломки благодаря старым картам 1975 года, чтобы выпустить книгу “Spomenik: the End of History” (“Споменик или памятник: конец истории”), в которой объективно представлены все памятники этой серии. Ему удалось ловко запечатлеть некую меланхолию на фотографиях — ясно чувствуется край эпохи, которую некоторые помнят и/или которой некоторые восторгаются.

«Spomenik #1» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #2» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #3» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #4» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #5» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #6» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #7» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #8» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #9» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #10» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #11» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #12» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #13» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #14» , 2007 / 101 cm X 124 cm

«Spomenik #15» , 2007 / 101 cm X 124 cm

От фотографий к книгам и живописи. Художница Ирма Маркулин (Irma Markulin) написала книгу “In search of Lost Time: Images, Memorials…” (“В поисках потерянного времени: фотографии, мемориалы…”), в которой исследует остатки коллективного воспоминания через архивные документы, тексты, письма… от ностальгии к цинизму. Также она наблюдает за эволюцией культа Тито, чей имидж меняется от республики к республики, от единой Югославии к странам, образовавшимся после её раскола. Серия картин художницы под названием “Lost Monuments” (“Потерянные монументы”) это плод вышеупомянутого анализа, где переплетаются исторические и художественно-исторические проблемы. Сам процесс создания является частью реакции на ситуацию: фотографии памятника она мнет, затем кладет на ровную поверхность и снова фотографирует, а полученное изображение переносит на холст.

Недавно графический дизайнер из Баня-Луки, Невена Каталина (Nevena Katalina), в качестве дипломной работы, представила плакаты шести избранных памятников. Через ее работу видна разделенная национальная идентичность. Типология этих точек, связанных между собой невидимой нитью, продолжает создавать пространство канувшей в лету страны.

Скоро свет увидит Sankofa — независимый документальный фильм с научно-фантастическим подтекстом. Режиссер Калеб Венцель-Фишер (Kaleb Wentzel-Fisher) изучает значение воспоминаний и то, как прошлое определяет настоящее.

Значительная часть фильма посвящена памятникам социалистической революции. Графическим решением для фильма занимались дизайнеры Милена и Влада из Yugodom-а, которые работают над распространением аудио-визуальной информации разных эпох Югославии. Кроме логотипов и других элементов фирменного стиля, они создали интересный набор из 9 открыток в серии “YU Pozdravi”.

Памятники Народно-освободительной борьбе в этот раз окружены утопическими пейзажами. Это представление несуществующего места (Югославии, которой больше нет) является антинационалистическим посланием молодому поколению.

Подобное внимание может указывать на то, что дело не только в символике. Первостепенное значение утеряно, иногда достаточно лишь красоты, пусть даже в субъективном понимании. Четкая геометрия это результат вдохновения органическими элементами природы: цветами, кристаллами, ДНК-структурой и т.д.

В социальных сетях появляются различные группы, которые подогревают интерес к серости, силе и дерзости этих холодных и, как говорят, “необщительных” зданий. Так в чем их секрет? Ответ, возможно, кроется в их эстетической эффективности и долговечности. Новые поколения сменили (или протерли от грязи) свои очки: сейчас обаяние “монстров” из прошлого очевидно. Больше не боятся футуризма, одновременно восхищаясь винтажными вещами. А если это старье выглядит так, словно путешествовало сквозь время, будто бы попало к нам из какой-то другой галактики — тогда это настоящий “джек пот”. Но как достигается такой эффект?

Во-первых, большинство памятников никто не содержит. Этим объясняется их текущее состоянии. Оставленные природе, заросшие непроходимыми зарослями и травой, населенные разными животными, которые нашли прохладу и укрытие в развалинах разрушающегося бетона, который, сопротивляясь времени, все еще держится. Таблички с информацией поблизости встречаются редко. Но чем больше дикости, тем привлекательнее.

Физическое состояние памятников это доказательство сегодняшнего игнорирования конфликтного прошлого. Заброшенные объекты изолированы, со временем лишь распадаются. Они редко охраняются, поэтому ворам легко собрать здесь материала на продажу. Некоторые памятники хорошо сохранились благодаря своему географическому положению и историческому значению. Кроме этого, существовала идеологическая адаптация, присутствует вневременной, абстрактный и художественный аспект. Интерпретации бесконечны. Факт: эти фотогеничные места окутаны мистикой. Атмосфера загадочности полностью овладела ими, нечто невидимое, но осязаемое ощущается в воздухе. Местные жители уже перестали чувствовать это. Это часть их серой, безвкусной повседневности. А западные туристы, которым интересна эта тенденция, очарованы больше районом Нови-Београд, зданием “БИГЗ” и Институтом Урбанизма, нежели улицей Князя Михаила, копия которой есть в каждом европейском городке.

Институт Урбанизма или Urbanistički Zavod находится по адресу: Белград, угол улиц 29. novembra и Palmotićeva.

Так или иначе, знакомство с “ретро-футуризмом” никогда не докучает. Термин “брутализм” появился не от слова “брутальность”, но от “Béton brut” что на французском означает “необработанный бетон”. Некоторые утверждают, что это только для взрослых. Возможно, потому что здесь правда есть брутальность. Возможно, в этом и кроется оригинальность, которая стала частью моды на прошлое Восточной Европы.

По материалам:

http://www.beforeafter.rs/kultura/balkanski-brutalizam/

http://www.lookatme.ru/flow/posts/photo-radar/64685-yan-kempenaers-yugoslavskie-spomeniki