Автор: Фёдор Владимиров

Хрвой Хиршл – художник, дизайнер и историк медиаискусства (Design of Visual Communication, MediaArtHistories, Donau-Universitat). Основатель медиалаборатории I’MM_ Media Lab в Загребе. С 2006 года участвует в групповых выставках в Хорватии, Сербии, Турции, Италии, Австрии, Словении, Германии, среди которых программа AND AND AND фестиваля Documenta. Персональные выставки Хрвоя проходят в Хорватии и Словении с 2010 года. Стипендиат арт-резиденций Kulturkontakt, Австрия (2012), TRIBE, Любляна, Прага, Стамбул, Никосия (2013) и Dordt Yart artist in residence, Dordrecht, Netherlands (2015). В 2012 и 2013 годах был номинирован на премию T-HT музея современного искусства Загреба, Хорватия. В 2012 году Хрвой стал финалистом премии Радослава Путара как лучший молодой художник Хорватии.

– Хрвой, вы вдохновлялись работами таких художников, как Гаспар Ноэ, Кшиштоф Кеслёвский и Ричард Серра. Инсталляция, которая будет показана в Электронной гостиной, посвящена Малевичу. А есть ли какой-то общий принцип?

– Эти работы не столько источник вдохновения для меня, сколько культурные артефакты, строительные блоки. Я принимаю условия постмодерна и невозможность создать принципиальное новое, по крайней мере новое – с формальной точки зрения. Все, что когда-либо было создано, базируется на предшествующем знании, ничто не возникает ниоткуда. Ясно, что объект равно конструкт, и не важно, физический это объект или нематериальный. В результате любой конструкт (объект) становится частью большего конструкта (системы). С этой точки зрения художник создает систему взаимодействия этих культурных объектов. Это потенцирует большее количество взаимодействий, нежели использование узнаваемых материалов, имеющих устойчивые коннотации, таких как металл, дерево или камень. Нематериальность культурных объектов делает их интерактивными, создает подвижность смыслов и ситуацию вечного становления. Обращаясь к Борису Гройсу, «быть в движении значит быть живым, быть живым означает быть новым». Искусство пытается быть новым, то есть быть частью жизни. Принцип надстройки, конструирования одного объекта поверх другого, для нас естественен – на нем базируется эволюция человека как вида, распространяющего свои гены, адаптирующегося к окружающей среде и сопротивляющегося энтропии. Противостояние энтропии – это в том числе добавление, конструирование, соединение объектов в группы, формирование жизненного уклада. Энтропия означает смерть, уход, упадок, отсутствие системы. Как обозначил это Вилем Флюссер, «естественная история стремится к упадку, история культуры с упадка начинается». Значение культуры, таким образом, в том, чтобы из фрагментов создавать большие нарративы. Поэтому я спокойно использую чужие работы, признавая тем самым неизбежность нахождения внутри системы.

– Инсталляция Binary impressions содержит очевидную аллюзию на интонарумори, шумовые машины футуристов. Как вам видится, различаются ли современные представления о механическом, автоматическом, кибернетическом с представлениями футуристов?

– Трансгуманизм – это футуризм сегодня. Разница в том, что для футуристов центральной темой была механизация, а трансгуманисты сосредоточены на изменении человеческой телесности. В постгуманистической парадигме человек трансформируется до такой степени, что некорректным будет по-прежнему называть его человеком. Эти бунтарские идеи трансгуманистов опасны и радикальны в той же степени, что и этические взгляды футуристов когда-то.

– Расскажите о I’MM_ Media Lab.

– I’MM_ Media Lab родился во время совместного проекта с Джоанной ван дер Занден, и первоначальная идея была в том, чтобы возродить MultiMedia центр в Загребе – пространство авангарда, мультимедиа-арта и экспериментального кино, функционировавшее с 1980-х годов до нулевых. Во время мастер-класса мы с Сильвией Стипанов (Silvija Stipanov) создали программу, очень по своей сути демократичную и децентрализованную, предполагающую практику коллегиального принятия решений в заданных рамках. Идея отражена в названии организации: литера I, добавленная к названию центра MM, символизирует процесс приобщения каждого участника к общему делу.

К сожалению, это оказалось утопией. Специфика взаимодействия людей в группе такова, что решения принимались в итоге централизованно, а общий подход свелся к чисто формальному – никакого вопрошания, никакой рефлексии, а ведь это и лежало в основе замысла. С другой стороны, в результате возникла активная творческая среда. Сейчас проект заморожен, но я не теряю надежды возобновить его в каком-то ином виде.

– А вы можете назвать художника или конкретную работу, которая станет основой вашего следующего проекта?

– Уже несколько лет мы с художником Луиcом Родиль-Фернандесом концептуально разрабатываем проект «Алгоритмические исследования». Мы делаем сайт, и в ближайшие несколько недель он будет готов.

«Алгоритмические исследования» – это часть моего нового увлечения, экспериментов с альтернативными способами художественного творчества, лишенными ограничений, которые существуют у физических объектов. В последнее время я отхожу от идеи объекта как артефакта, понимая под произведением искусства свидетельство художественной практики, но не объект сам по себе. В перформативном искусстве документация становится произведением искусства – из-за отсутствия физического объекта. Из этого можно сделать вывод, что произведение искусства, в свою очередь, документирует взаимодействия внутри системы, будь то контекст реального мира или мира искусства. Если это так, музейные экспонаты документируют и представляют оригиналы. Оригиналы же существовали очень недолго – их существование ограничено временными рамками творческого процесса. Взаимодействия, которые объект создал внутри системы, и представляют собой акт творчества – а вот сам объект таковым не является.

Отходя в моих художественных практиках от привязки к материальному и сотрудничая с другими художниками, я расширяю возможности новых взаимодействий внутри более крупной системы.

Вторая моя коллаборация – с художником Яном Ворманом (Jan Vormann). Мы уже два года готовим этот проект, он тоже посвящен системам, но результат я пока анонсировать не буду – рано.

Эти проекты связаны с исследованием автоматизации, кибернетики, сложных систем и сетевой науки, ощутимо влияющим на мои работы и на меня как художника.

Беседовала Александра Тахтаева.

Источник: https://polymus.ru/ru/pop-science/blogs/channels/polytech.science.art/139722/